4663

10 августа исполняется 150 лет заведению, о котором знают все жители Сергиева Посада — но мало кто бывал там внутри. Речь идёт о «тюремном замке» на проспекте Красной Армии, СИЗО-8 УФСИН России по Московской области. У этого здания долгая история. Кто его построил? Почему именно здесь? Дорого ли это стоило и кто финансировал проект? Газета «Вперёд» отвечает на все эти вопросы.

Нынешнее, всем известное здание тюрьмы в Сергиевом Посаде, — не первое. Не углубляясь в историю, скажем, что ещё в декабре 1847 года император Николай I повелел сформировать для охраны Сергиевского острога особую Сергиевскую инвалидную команду из двадцати рядовых, двух унтеров и обер-офицера. Закалённые военной службой «инвалиды» прибыли в Посад в следующем году и заменили крайне ненадёжную охрану из числа посадских обывателей.

Сергиевский острог стоял на Московской улице, в южной части современного проспекта Красной Армии и представлял собой деревянный дом для арестантов с несколькими служебными строениями в окружении высокого тына из вкопанных вплотную и заострённых сверху брёвен.

В мае 1856 года арестантов перевели в приспособленный для их содержания каменный дом на той же Московской улице. Уже не новое к тому времени строение сдал в аренду купец А. Шапошников с условием передачи его через десять лет в собственность тюремного ведомства.

В 1866 году каменный дом перешёл к тюремному ведомству. Предполагалось, что его теперь отремонтируют или построят на его месте новую тюрьму. Но годы шли, а ничего не менялось.

В январе 1871 года в одном из номеров «Русской газеты» появилась небольшая заметка, в которой сообщалось: «В истекшем году в посадской тюрьме по приговорам мирового судьи содержалось 72 арестанта, большею частию судимых за кражи; от судебного следователя 87 арестантов. Посадская же тюрьма, по кубическому распределению, может вместить не более 16 человек; в гигиеническом отношении тюрьма эта самая несносная; стены её постоянно покрыты плесенью, по которой течёт вода».

Заметка привлекла внимание наместника Троице-Сергиевой лавры архимандрита Антония (Медведева). Полицеймейстер Сергиева Посада надворный советник М. И. Навроцкий как директор тюрьмы подтвердил наместнику «всё бедственное состояние арестантов». Кстати, не он ли сам организовал упомянутую заметку?

Так или иначе, публикация сдвинула вопрос о тюрьме с мёртвой точки.

Заручась поддержкой братии, отец Антоний 29 января (10 февраля) 1871 года обратился к Московскому митрополиту Иннокентию (Вениаминову) с докладом, в котором просил разрешить возвести новую тюрьму в Посаде за счёт Лавры

Приведём отрывок из того доклада: «...находящаяся в Сергиевом посаде Тюрьма противу числа содержимых в ней арестантов оказывается слишком тесною, что неизбежно вредным образом влияет на физическое и нравственное благосостояние таковых. В виду бедственного состояния сего несчастного человечества, Лавры о. Наместником, по чувству Христианского человеколюбия, предложена Собору мысль об оказании, во имя Преподобных Отец наших Сергия и Никона, возможного пособия сим несчастным у с т р о й с т в о м для них от Лавры нового более обширного и удобнейшего помещения, с употреблением на сие по и с ч и с л е н и ю около шести тысяч рублей серебром. Учр е ж д е н н ы й Собор, находя таковую помощь необременительной для Лавры, и потому (...) нижайше испрашивает разрешения и благословения на устройство нового тюремного дома с церковью...».

Митрополит поддержал человеколюбивое предложение наместника Лавры. А Министерство внутренних дел встретило предложение «с особенным сочувствием».

На постройку тюрьмы Лавра выделила 6000 рублей, большое количество кирпича и извести. Отец Антоний пожертвовал от себя 4000 рублей и ещё 600 рублей дал на выкуп соседнего с острогом участка для расширения тюремного двора. Арестантов перевели в снятый на время подходящий дом, и в мае 1871 года приступили к строительным работам. По ходу работ капитал на постройку тюрьмы пополнялся новыми пожертвованиями архимандрита Антония и благотворителей.

В результате сумма на постройку, отделку и обзаведение тюрьмы всем необходимым превысила 24000 рублей серебром. Для сравнения: эта сумма приблизительно соответствовала доходам Сергиевского посада в начале 1870-х годов

К августу 1872 года новая тюрьма была построена. Её проект разработал бывший служитель Лавры архитектор И. А. Малышев. Главное здание в три этажа получило характерную для своего времени трёхчастную симметричную объёмно-пространственную композицию: средний (центральный) объём здания был поставлен на поперечной оси его боковых объёмов.

В средней части верхнего этажа главного здания была устроена церковь во имя образа Богородицы «Утоли моя печали». Ведущая в церковь лестница и пол в самой церкви были чугунными. Церковь завершалась куполом и луковичной главкой. Под церковью, на втором этаже, разместилась столовая палата с четырьмя большими столами под чёрными клеёнками, с восемью большими скамьями, окрашенными тёмно-голубой краской. Под столовой, в нижнем этаже, была устроена кухня с русской печью и пятивёдерным медным самоваром. Верхний и средний этажи боковых объёмов тюремного здания были отведены под камеры арестантов, по две с каждой стороны. В камерах, на 25 человек каждая, имелся образ Богородицы «Утоли моя печали» с хрустальной лампадой, стол, деревянные кровати столярной работы с тюфяками и подушками, сшитыми из «матросской парусины» и набитыми сеном.

В нижнем этаже, под камерами, размещались комнаты судебного следователя и смотрителя, караульное помещение, четыре одиночные камеры для «секретных арестантов». Позади главного тюремного дома построили баню, прачечную и погреба. С трёх сторон весь тюремный комплекс огородили традиционным бревенчатым частоколом. С парадной, обращённой на Московскую улицу западной стороны, возвели кирпичную стену с воротной аркой.

Строительство тюрьмы 10(22)августа 1872 года завершилось освящением тюремной церкви во имя иконы Божией Матери «Утоли моя печали». Обряд проводил наместник Лавры архимандрит Антоний со старшей братией. В тот памятный день арестантов накормили от Лавры «рыбным обедом».

Построив тюрьму, Лавра передала её Сергиевскому посаду, сохранив за собой лишь тюремную церковь, где дважды в неделю совершались богослужения.

Новая тюрьма официально называлась «Сергиево-Посадской». Неофициально же её частенько называли «тюремным замком». Рассчитанная на сто арестантов, Сергиево-Посадская тюрьма стала едва ли не крупнейшей в Московской губернии, сюда присылали преступников из всех почти подмосковных уездов. Граждан Посада размеры тюрьмы не радовали, ведь расходы на её отопление, освещение и охрану оплачивались из небогатой местной казны.

Впрочем, вышеназванные факты стали ясны несколько позднее. Пока же, в августе 1872 года, члены Сергиевского Попечительного о тюрьмах Комитета во главе с полицеймейстером приняли решение поставить в тюремной столовой для напоминания заключённым портреты покойного митрополита Московского Филарета (Дроздова) и наместника Лавры архимандрита Антония. Портрет Филарета — в память о его почти полувековом руководстве губернским тюремным комитетом. Портрет Антония — как устроителя настоящей тюрьмы.

Вперёд

Поделиться:

Комментарии   

0 #1 Владимир Лобанов 14.08.2022 18:02
Да святое место практически .
Цитировать

Добавить комментарий

Текст комментария:

Последние материалы