1640

 

Сергиев Посад Братья Горяиновы Олсуфьев

Напротив библиотеки им. В. Розанова — странная парочка: домик, обшитый сайдингом, соседствует с дощатым зданием, явно видавшим виды, но сохраняющим ещё гордую осанку. В осовремененном домике кипит жизнь: здесь куча магазинов, покупатели снуют, где-то играет музыка. В бежевом соседе всё тихо… Случайному прохожему даже в голову не придёт, что обе постройки имеют общее прошлое.

Архитектурная пара принадлежала когда-то братьям Горяиновым. В домике, который хранит такую несовременную степенность, братья жили, а в здании, упрятанном теперь в пластиковые панели, располагался свечной заводик.

Самое начало двадцатого века дало импульс расцвету в наших краях производства табакокурительной «мелочи». Связано это было с тем, что на территории теперешнего посёлка Новый у будущего владельца фабрики «Дукат», крымчанина Бастан Жоглы были земельные владения, на которых и возделывался табак. Будущий магнат умело использовал труд надомников в деревнях, наловчившихся клеить коробки, набивать папиросы, клеить спичечные коробки и покрывать спички серой. В этот период Горяиновы меняют профиль производства и переходят на производство папиросно-сигаретных гильз. Продукция была настолько востребованной, что в городе возникают и другие производства картонных трубочек.

После начала Первой мировой войны профиль производства снова меняется. После взятия Перемышля и Львова в руки русской армии попадают оружейные склады с огромным количеством винтовок Манлихера. Для этого оружия были необходимы картонные патроны. Горяиновы начинают их производство, и это оказывается выгоднее изготовления гильз: для выполнения военного заказа производители получают от военного министерства субсидию.

В 1917 году Горяиновы продают свои владения. Дом покупает граф Олсуфьев, а вот завод постигает печальная участь. Долгое время он простаивал, а позже здание было муниципализировано. Очень быстро оно стало… жилым домом. Не приспособленное для жизни человека строение было поделено на мелкие клетушки для заселения «бывших» — тех, кто бежал от красного террора. Документ об этом хранится в городском архиве до сих пор.

Расселение «завода» случилось только в начале девяностых. После отъезда последнего жильца началось масштабное преображение здания. Надстройки, пристройки, перепланировки, ремонты, переделки, обшивки сайдингом, возникновение и закрытие магазинов в стенах здания — всё это бурные девяностые. В итоге получилось странного вида здание, которое мы можем наблюдать и сегодня.

Дом Олсуфьева тоже пережил немало сложных периодов за свою долгую жизнь. В этом здании граф жил с семьёй до 1929 года, предусмотрительно присвоив своему домашнему хозяйству титул «совхоза» — только в уме держал не «советское хозяйство», а «совместное». После начала гонения на «бывших» граф уехал из Сергиева и был арестован в Москве по идейным обвинениям. Дом графа перешёл в муниципальную систему города и был заселён трудящимися.

Алекс Рдултовский


 

Поделиться:

Добавить комментарий

Текст комментария:

Последние материалы