2814

30 мая 2013

Это письмо, судя по изложенным в нём фактам, было написано весной 1929 года. Один педагог (более маститый, скрывшийся за подписью «Зуав») пишет другому, даме. Речь идёт о предметах, найденных учениками вблизи Троице-Сергиевой лавры. 

Не без интереса прочитал я историю про военные приготовления Петра I и для полноты картины полистал книгу В. Балдина «Загорск» (Москва, Стройиздат, 1981). На странице 32 есть очень похожая информация. 

Автор письма для большей наглядности прилагает к нему открытку с шведскими драгунами времён Северной войны.

Копейка Сергиев Посад Краеведение Бастион Петра Рдултовский

 

Уважаемая Евгения Васильевна!

Как только создалась оказия, немедленно написал Вам ответ на Ваше письмо.

Что касается доктора Кочурыгина, то его адрес не переменился, и по интересовавшему Вас вопросу можете к нему спокойно обращаться. Комплексные планы Государственного учебного стандарта на следующий год оставлены без изменений. Про название города идут дебаты, но, кажется, какое-то постановление уже готово. Неужели Первограмотный? Или – Ольминск?

Теперь о двух находках Ваших учеников на предмет их исторической ценности. Тут, любезная Евгения Васильевна, всё с точностью до наоборот. Каменное орудие, которое, по-Вашему, есть свидетельство пребыванию людей каменного века на территории Сергиевского уезда, есть не что иное, как кусок сланца. И только по недоразумению Ваши ученики не попробовали сие зубило на практике. Наверное, это были девочки, не правда ли? 

Тот же предмет, о котором Вы отозвались как о дамской пуговице, суть вещица архиуникальная – это пуговица шведского драгуна! И тем более это интересно, что, по Вашему сообщению, найдено оно было в овраге за бывшей Лаврой.

Дело в том, что Петр Великий, страшась шведского нашествия вглубь своей империи, решил возродить славу Троицкого монастыря как крепости. Однако, учитывая совершенно новый характер артиллерии, кою уже невозможно было разместить на монастырских стенах (а Вам, как жене артиллериста, это будет понятно), начал строить земляные «фортеции». 

Представляли собой они насыпные валы с брустверами. Под их прикрытие должно было выкатывать калибры через специально пробитые в стенах проёмы. Земляные брустверы вырастали за счёт выемки земли, отчего углублялись и расширялись рвы. 

Но в деле эти сооружения опробованы не были, так как «брат Карлус» застрял на Украине и был бит под Полтавой. И самое для нас с Вами интересное то, что при сооружении этих укреплений использовался труд военнопленных шведов – всё равно как в Империалистическую войну – австро-венгерцев! Наверное, один из них и потерял форменную пуговицу!

Посылаю Вам открытку с изображением возможных владельцев этой пуговицы, а также учитывая Вашу любовь к лошадям.

Что же касается использования некоторыми школьными работниками историй про то, как Петр I стрелял с Уточьей башни уток на Белом пруду, то это, конечно, дело совести конкретного школьного работника. Лично я в таком случае спросил бы – не было ли с государём рядом писателя Пришвина, что живет на Вифанской (о, Господи, Комсомольской) улице! Равно как и истории «кустарного профессора» Дмитрия Ивановича Введенского про Сергия-игрушечника.

А теперь – всего Вам доброго. И между нами, шкрабами, – с Троицей!

Ваш верный «Зуав».

 

Письмо нашёл и прокомментировал краевед Алекс Рдултовский

 

Вид раскопанного ныне бруствера Петра I 

 

 

 

Поделиться:

Добавить комментарий

Текст комментария:

Последние материалы