1363

16 августа 2013

Не правда ли, смелая девочка? Стоит рядом с большим-пребольшим медведем, и хоть бы что! Наверное, когда героиня снимка, маленькая Наташа, выросла, характер и отвага как раз и помогли ей стать директором Центральной городской библиотеки имени А. Горловского! И величают её – Наталья Ивановна! А вот Михаил Иваныч, судя по этому письму, смелым не был. Иначе не стал бы чучелом!

Газета Копейка Сергиев Посад Медведь

Наталья Ивановна медведей с детства не боится.

 

Женни!

Пишу тебе, сидючи на пне, отчего орудие моё – химический карандаш. Трубач трубит, Егоза – егозит, а зайцы делают свое недоброе дело – не попадаются!

У меня, кажется, что-то стало налаживаться, берёт на работу в качестве помощника наш старый знакомец Александр Федорович Ляпунов, у него производство в Хотькове. Правда, он без конца с ехидинкой поминает мне съеденные акварельные краски, которые я некогда принял за конфеты господина Сиу.

Как видишь, пристрастился я и к охоте. У нас сейчас есть очень интересные охотники, например, писатель Пришвин, князь Трубецкой, или такой нонсенс, как доктор Вахмистрова. С ней народная молва связала нашумевшую историю с последним медведем в нашем уезде.

Понимаешь, Женни, в нашей местной газете опубликовали угрожающую заметку про то, как с Тверской губернии зашёл медведь. Следы этого гостя отслеживали день за днем, а один рабселькор даже назвал свой опус «Медведь всё ближе!», будто косолапый вот-вот ворвётся в Сергиев и учинит кровопролитие как тот медведь на воеводстве у писателя Салтыкова-Щедрина. 

И вдруг всё разом кончилось. Узнаю – сложил косолапый голову! Все знакомые охотники в один голос твердили, что уложила его доктор Вахмистрова. И вот однажды встречаю я Елену Васильевну и в упор спрашиваю про медведя. А она мне в ответ, что тут есть определённая неточность, она только засвидетельствовала его кончину. Но без женщин не обошлось, шерше ля фам!

Всё было так. Девушки со Снаряжаловки пошли за ягодами. Идут себе. Воображают, ничего не замечают. И вдруг слышат – по ту сторону малинника кто-то движется солидной поступью. Пройдёт пару шагов, остановится, потом – опять. Ясно – сильный пол! Даже очень сильный! И девчонки начали рассуждать, кто бы это мог за ними увязаться – свой ли ухажор, чужой ли лиходей… А потом приняли решение, не лишённое мудрости. Подкрасться тайком и посмотреть. Если свой – напугать, если чужой – убежать. Подкрались, глядят – а это мишенька в малине стоит и ягодки пятерней обдирает! Конечно, про медведя, который подбирается к уездному центру, они ничего не знали. Мол, в газете про нас ничего не написано, чего её читать! 

Представляешь, сестричка, какой был вопль и визг! Да ещё дружный залп корзинками. Вольдемар оценил бы такой шквальный огонь с сопровождением психико-акустической атаки. Короче, после этого девицы-красавицы в одну сторону, мишка – в другую. 

Девчонки прибежали в посёлок, всем рассказали про медведя. Местные власти, в отличие от наших нимф, были в курсе и немедленно выслали на место комиссию. А Елена Васильевна Вахмистрова оказалась недалече по своим охотничьим делам. Мишку нашли бездыханного метрах в ста от малины. Разрыв сердца. Потом приехал из Сергиева, из музея, товарищ, кажется его фамилия Чернохвостов, и соорудил из Топтыгина чучело. Сейчас он (Топтыгин, а не Чернохвостов) стоит в Краеведческом музее, в лавре. Скажу тебе честно, страшноватый! Такая громада – и такой ранимый! Правильно говорят – от женщины не устоишь!

У меня тоже это плохо получается. 

Твой кузен Ники.


Письмо нашёл и прочитал Алекс Рдултовский.




Поделиться:

Добавить комментарий

Текст комментария:

Последние материалы