1298

14 октября 2013

Вот и ещё одно письмо. Судя по событию, действие происходит осенью 1951 года. Но корешки тянутся дальше. А чего им ещё делать? Корешок он лежит, растёт в земле…

Газета Копейка Сергиев Посад Краеведение Рдултовский

Милая Элли!

Страшно бессобытийная, грязная и холодная осень, про которую хочется сказать – галоши сами по себе, ботинки сами по себе. 

У граждан гуляет шутка, пущенная журналистами газеты «Вперёд». Примерно так: «Как мне пройти на такую-то улицу?» − «А вам какой дом?» – «А что, это так важно?» − «Да, потому что туда-то можно в галошах, а дальше только в сапогах». Название улиц вставляется в зависимости от места жительства рассказчика.

Из событий административного характера − в городе открыли Дом санпросвещения. Вскоре после установления советской власти горздрав завёл себе единицу санпросветорганизатора. 

Конечно, тогда в условиях повальных эпидемий и антисанитарии это было очень актуально. Помню горы брошюрок, которые выдавали в избы-читальни, и которые шли на самокрутки. Причём теми изданиями, которые были посвящены венерическим заболеваниям, упорно брезговали.

Особенно мне почему-то запомнились книжки приятеля жены большевика Бонч-Бруевича, доктора Вигдорчика. 

После НЭПа занялся этим милейший человек доктор Варушкин. Выпускал листовки и брошюры, организовывал даже агитспектакли. 

Я без смеха не могу вспомнить представление для детей. Называлось оно кажется «Петрушка против Стёпки-Растрёпки». Там из горлопана и циника Петрушки Уксусова сделали почти комсомольца − причёсан, наглажен, рубашка белая. Не знаю, кто эту чушь написал, но сам доктор Варушкин этого бы себе не позволил. А ещё устраивали спектакль для пионеров «Суд над пионером-неряхой».

Потом у доктора вышло нехорошо. Это когда в Загорске разразилась эпидемия малярии. Посадили санитарных врачей Вахмистрову, Пазо и Варушкина. Когда они указывали на непорядки, им твердили, что всё это ерунда, главное − писать отчёты и сидеть на координационных советах. А потом всех обвинили во вредительстве. 

А Варушкин к тому же на похоронах одного врача сказал что-то о небрежном отношении властей к врачам. Потом, в 1939 году, этот процесс поставили в вину Ежову и Сахарчуку. Но тогда, в 1937-м Варушкина сменил  фельдшер Лисин. Он прославился тем, что любил делать стенные газеты. А вот теперь − Дом Санпросвещения.

Разместили его в Старой лаврской гостинице (которая зовётся обывателями – Первый Дом Советов). Уверяют, что надолго, хотя я лично сомневаюсь – уж слишком быстро в этом доме заканчивается «надолго» для подобных организаций… 

Создали, как и положено, организационное бюро. Будут планировать, какие лекции читать. Самая заметная фигура из этого бюро − заведующая туберкулёзным диспансером Клара Соломоновна Хинкус. Кажется, она до войны одно время была заведующая горздравом. 

У неё репутация очень опытного врача, правда, в круг моих знакомых она не входит, да и пациентка, слава Богу, я не туберкулёзная. А то бы в такую погоду…

Галю всю осень продержали в колхозе. Их отправили прямо с работы, она даже не успела переодеться, как была на каблуке. И, соответственно, меня тоже не успела предупредить. Представляешь, в каком я была шоке! А ну как бесплатная путевка?

И на такой «курортной» ноте завершаю своё письмо.

Твоя Женни

 

Письмо разыскал и подготовил к публикации Алекс Рдултовский

 

 

Поделиться:

Добавить комментарий

Текст комментария: