2208

В конце прошлого года в публичном пространстве неожиданно появился Сергей Двойных, но о нем достаточно мало информации. Молодой предприниматель, занимающийся сельским хозяйством, и советник председателя Мособлдумы. Вот и вся информация.

Мы встретились с Сергеем, чтобы сделать небольшое интервью, но вместо этого вышел интересный разговор. Узнать его стандартную биографию не составит труда любому пользователю интернета. Мы решили сразу задавать, что называется, вопросы на уточнение.

 

— Известно, что ты учился в Высшей школе экономики. Почему выбор пал именно на этот вуз и насколько тяжело было поступить туда?

— С детства знал, что хочу заниматься бизнесом. Поэтому экономика, менеджмент были сразу приняты за основу. Начал ездить на дни открытых дверей в разные вузы. После того, как побывал в ВШЭ, принял решение, что буду учиться здесь!

 

— Сейчас многие начинают работать уже на первом курсе университета? Как это было у тебя?

— Я начал свою трудовую деятельность на третьем курсе. Это была компания РБК, я занимался аналитикой и исследованием рынка. Брал определенный проект и в своем режиме, параллельно с учебой, реализовывал его.

Чтобы было понятно — РБК продает обзоры, исследования рынка. Их делают студенты ведущих вузов. За год я сделал несколько хороших исследований.

Затем мне захотелось найти новую, более интересную работу. Так я вошел в проект по открытию в Москве сети магазинов натуральных фермерских продуктов питания. Мне показалось, что это хорошая история, и я начал работу в компании маркетологом. Где-то через полгода мне предложили должность руководителя проекта.

Провёл два года за рулем, ездил и искал честных фермеров, которые производят хорошие натуральные продукты. Очень сложно оказалось найти таких людей и такие продукты. За время работы в компании мы открыли почти 20 магазинов, было и собственное производство под торговой маркой.

 

— Как получилось так, что ты полностью переключился на сельское хозяйство? Всё-таки путь для современных молодых людей нетипичный.

— Эта отрасль, с одной стороны, была от меня далека, а с другой — привлекла меня сложностью и многогранностью процесса. Такого количества взаимодействий, которые влияют на конечный результат, как в сельском хозяйстве, нет нигде. Тебе надо правильно и вовремя отсеяться, убрать урожай, заготовить корма, подготовиться к зиме и так далее. Любой просчёт в работе отодвигает тебя на год.

Тогда я осознал, что процесс в сельском хозяйстве созидательный, а это важно. Когда ты видишь плоды своего труда, когда чувствуешь, что занимаешься правильным делом, то понимаешь, что ты — личность. И плюс, для нашей страны сельское хозяйство — одна из немногих точек роста, которые должны активно и качественно развиваться.

Параллельно с этой работой поступил в магистратуру, где выбрал направление «Стратегическое корпоративное управление».

 

— Сейчас ты работаешь на предприятии «Ильинское-Агро». Это был проект с нуля?

— Этот проект по мясному животноводству существовал уже три года к моменту моего прихода. Предприятие специализируется на породах Абердин-Ангус и Герефорд. В проект вложили достаточно много денег, но цена продукции была ниже себестоимости. Меня пригласили туда для анализа деятельности.

Я приехал, около месяца прожил на ферме, наблюдал за работой, разбирался в организации процесса. Мне стали понятны ошибки, они были сделаны на самом начальном этапе, при выборе технологий. Я занялся поиском лучших предприятий, занимающихся мясным животноводством, собрал лучшее из мирового опыта по организации фермы мясных пород коров. За год работы определились основные моменты, устранив которые можно было изменить ситуацию к лучшему.

Когда я начинал работать в этом проекте, видел себя консультантом, но инициатива всегда наказуема (смеётся). Сказал, что мне всё понятно, и мне предложили эту историю возглавить и развивать. Согласился.

За год с небольшим мы смогли добиться действительно великолепных результатов, основные из которых — качественные! Мы снизили себестоимость продукции в два с половиной раза за достаточно короткий промежуток времени. Открыли новое направление — выращивание зерновых культур. Сейчас поставили задачу каждый год удваивать посевные площади.

 

— Можно про развитие подробнее?

— В России мы зарегистрированы как предприятие, профессионально занимающееся селекцией. В 2015 году получили племенной статус, то есть теперь являемся племенным репродуктором породы Герефорд. Мы эту работу вели два с половиной года. Следующая задача — получить статус репродуктора породы Ангус, и развивать две генетические линии.

Основным продуктом, который мы производим, являются тёлочки бычки в возрасте отъёма — примерно 7-10 месяцев. Тёлочек мы несколько лет будем оставлять себе для воспроизводства и пополнения маточного поголовья. А основную массу бычков продаем компаниям «Мираторг» и «Заречное»: они осуществляют финишный откорм и переработку. При этом, все возможности финишного откорма у нас есть. Возможно, мы к этому придем, когда конъюнктура рынка изменится.

 

— А сколько у вас голов?

— Около двух тысяч, цифра колеблется. Есть, как я уже сказал, «Мираторг» и «Заречное». Дальше идут еще три компании, близкие к крупным, у них поголовье в несколько десятков тысяч. Потом еще компаний десять, у кого больше тысячи. Сюда можно записать и нас. Наше предприятие достаточно серьёзное и крупное. Ещё пять лет точно будем свое поголовье оставлять на воспроизводство.

 

— В чём отличие молочного животноводства от мясного?

— Наша ферма ничего общего не имеет с молочными. У нас коровы круглый год под открытым небом. С мая по ноябрь они находятся на пастбищах, а как выпадает снег — на зимней площадке. Никаких капитальных конструкций нет. Есть только огороженный загон, бетонный кормовой стол, и поилка с электроподогревом. У мясных пород достаточно густая шерсть. Для них самое главное, чтобы не было сырости и ветра, то есть нужна ветрозащита и хорошая подстилка. Между молочной и мясной породами коров разница, как между кошкой и собакой (смеётся).

Для наших коров очень важны правильные культурные пастбища, а не просто дикорастущая трава, которая осталась с советских колхозов. Все пастбища, а это тысячи гектаров, мы засеваем специальной травой.

 

— Какую технику вы используете — российскую или импортную?

— Везде, где можно использовать отечественную технику эффективно (а к ней я причисляю и белорусскую), мы используем отечественную. Например, чтобы произвести простые операции, мы используем нашу технику — это дешевле. Для посева, уборки, обработки почвы нужна мощная техника, а для кормления животных российской техники более, чем достаточно.

Для сравнения, у нашего МТЗ-1221 140 лошадиных сил, а у «Челленджера» их 400. На МТЗ-1221 я могу поставить четырёхкорпусный плуг и он будет обрабатывать четыре метра почвы. А на «Челленджер» я ставлю 12-ти или 14-корпусный плуг, который за то же время обрабатывает почвы в три-четыре раза больше. Посевную или уборочную компанию нужно провести за две-три недели. Если мы это будем сеять российской сеялкой, нам надо десять отечественных тракторов. У нас сейчас их заменяет всего один иностранный агрегат.

Второй момент — это качество обработки почвы. Импортные производители предлагают посевной комплекс. Это единый агрегат, который выполняет сразу несколько операций на поле. В России аналогов такой техники нет.

Основные импортные производители сельскохозяйственной техники открыли в России предприятия по сборке. Это позволяет участвовать в федеральных и региональных программах по субсидированию. Конечно, за полтора года цена этой техники и запчастей к ней выросла пропорционально курсу валют. Теперь покупка делает достаточно долгой историю окупаемости, но, когда предприятие прибыльное, можно постепенно обновлять свой парк.

 

— Поговорим об общественной работе. Зачем человеку, у которого успешный и развивающийся бизнес, идти работать куда-то на общественных началах?

— В конце 2015 года, когда мой брат отправился на работу в Домодедово, он попросил меня выполнить обязательства, которые у него были перед жителями и бюджетными учреждениями. К этой работе факультативно я приступил уже в конце 2015 года.

Когда у меня сложилась вся картина происходящего, нужно было предпринимать какие-то действия. К тому моменту некоторое время не работала общественная приемная Мособлдумы. Зная об этом, председатель думы Игорь Брынцалов предложил мне стать его советником, чтобы можно было представлять интересы нашего района в думе и была возможность возобновить работу приёмной.

За первую неделю работы приёмной люди записались вперёд на два с половиной месяца. Я понимал, что такая работа востребована, но не ожидал, что будет так много обращений. С другой стороны, это была оценка работы приёмной за предыдущие четыре года её существования. Люди, обращаясь туда с той или иной проблемой, получали отклик, помощь, поддержку. Я посчитал, что эту работу необходимо продолжать.

Когда окунулся в проблематику, подумал, почему не попробовать свои силы, чтобы потрудиться на благо родного города. Тогда и выдвинул свою кандидатуру на выборы в депутаты Мособлдумы, прошёл через предварительное голосование.

 

— Ты живёшь сейчас в Сергиевом Посаде?

— Да, в ноябре 2014 года я женился, окончательно обосновался в Сергиевом Посаде. Москва — совсем не мой город. Может быть на первом курсе было интересно — всё новое! Потом приоритеты изменились.

Рождение сына и вовсе изменило моё сознание. Я точно понял, что моя история связана именно с Сергиевым Посадом — здесь я родился и вырос, здесь все мои родственники, все близкие и друзья.

Когда вижу то, что происходит в городе, районе — и хорошее, и плохое — мне это не безразлично.

Я задумался: когда подрастет мой сын, в какой детский сад он будет ходить, какое образование получит, где сможет отдыхать и проводить свободное время? Я понимаю — если хочешь что-то делать хорошо, начинать нужно с себя. Подумал, что могу быть полезным родному городу и району.

 

— Если тебе понравится политика, уйдешь из сельскохозяйственной темы?

— Нет, я привык все доводить до конца. Cельхозка — это важно. Мне не важно, что администрировать. Системы и механизмы управления везде одинаковые, я в этом убежден. Когда я брался за сельхозпроект, я был не очень уверен, что получится — это большое предприятие, где сотни людей и много вопросов. Но когда удалось сделать такой качественный рывок, почувствовал уверенность в администрировании, поэтому буду заниматься этим и впредь.

Этому не мешает работа, которую я веду сейчас в районе.

 

— Кстати, что у нас в районе происходит с сельским хозяйством, вникал в этот вопрос?

— Да, ряд предприятий уже посетил.

Когда мне кто-то заявляет, что сельское хозяйство убыточно, для меня это значит, что сказавший это просто не умеет работать, не более того. Наш район традиционно находится в тройке лидеров по производству молока. Есть у нас хорошие предприятия, где руководители смогли сохранить лучшее от советских колхозов, но постепенно обновлялись. Эти хозяйства пришли к хорошим породам скота, обновляли технику, приходили к новым, современным технологиям дойки, содержания телят. Эти предприятия растут и развиваются — колхоз «Кузьминское», компания «Русмолоко» (у нее три колхоза на территории района). Молочное животноводство — достаточно рентабельное производство.

С другой стороны, мы говорим жителям, что район — лидер по молоку. А им что от этого, если нельзя здесь купить продукцию нашего производителя? Задача — инициировать создание проекта по молочной переработке на территории нашего района. Этот проект есть, например, у компании «Русмолоко», но из-за кризиса они пока не смогли начать его реализовывать. Всё из-за дорогих кредитов. Если кредиты непосредственно на сельхозпроизводство почти в полном объеме субсидируются государством, то с переработкой уже другие условия, и они менее интересны для предпринимателей.

 

— А какие перспективы развития сельского хозяйства в районе?

— В Сергиево-Посадском районе за последние пару лет много земель вновь ввели в оборот. Через три года здесь вообще не останется бесхозных земель — сельхозпредприятия их охотно берут и обрабатывают.

Кроме того, сейчас Россельхознадзор выписывает большие штрафы за необрабатываемые земли. Есть также общая позиция власти, что вся земля должна использоваться по назначению. Слава Богу, что теперь переводов земли из категории земель сельскохозяйственного назначения не будет никогда.

Мясного животноводства в районе нет, оно здесь не развивалось из-за специфики территории, а вот у растениеводства перспектива хорошая. У наших соседей в Дмитрове и Талдоме хорошие показатели по картофелю и овощам в открытом грунте. Мы в этом отстаем, но это исторически было у нас здесь, например, в Константинове. И земли нужно не много. 300 гектар для такого предприятия — это уже серьёзно. В этом направлении нам нужно двигаться.

У нас есть все возможности для строительства тепличных комплексов. Сейчас есть интересные проекты, которые, возможно, придут в наш район. Это также хороший бизнес, кстати, не требующий большого количества земельных активов. Мы достаточно близко к Москве, а столичный регион — основной потребитель сельхозпродукции.

 

— Что скажешь про поддержку предпринимателей?

— То, что в последнее время упор делается на социальную политику — это хорошо. Но поддержка малых и средних предприятий, сельскохозяйственных товаропроизводителей, реальных производств, производящих свою продукцию, даст не только экономический эффект, но и социальный. У нас половину всех рабочих мест создают предприниматели, поэтому, поддерживая и помогая развивать их бизнес, мы развиваем ту же социальную сферу. И все программы по поддержке на сегодняшний день есть.

Наша задача — максимум средств привлечь именно на территорию муниципалитета, и привлечь максимум предпринимателей-инвесторов, чтобы работали именно в нашем районе. Мы должны думать об этом, особенно когда в поселениях есть градообразующие предприятия, которые сейчас в непонятном статусе и положении. Где людям работать? В Пересвете, Краснозаводске, на Реммаше шаткая и непонятная ситуация с предприятиями.

Или, сколько людей живет в Сергиевом Посаде, а работает в Москве? По разным данным, от 25 до 40 тысяч человек — это немыслимо! Как правило, наиболее образованные и высокооплачиваемые работники оставляют основной налог, НДФЛ, в Москве. При этом они пользуются инфраструктурой Московской области, и здесь есть некая социальная несправедливость. Я считаю идеологически правильным, и когда-то мы наверняка к этому придем, что НДФЛ должен оставаться по месту жительства работника, а не по месту регистрации юридического лица.

Нужно создавать нормальные рабочие места в районе. Однако, если мы сейчас что-то сделаем, то эффект от этого увидим только через три-четыре года. Большая проблема, что в области нет достаточного количества хороших рабочих мест. Если бы люди здесь получали на 10-15% меньше, чем в Москве, они предпочли бы работать здесь.

 

— Депутатство — это твои амбиции, что ты хочешь?

— Политических амбиций, как таковых у меня нет. Политикой я никогда не занимался. Но сейчас объясню, что я хочу осуществить и почему я хочу пойти на выборы.

За последние года два в районе действительно удалось сделать многое. Социальные объекты — два детских сада открываются в этом году, начинается строительство школы на тысячу мест, почти достроен роддом, строится нефрологический центр, одна ледовая площадка уже сдана и ещё одна на подходе. Это всё то, о чём 15 лет говорили, но что строится только в этом году.

Крайне важно, чтобы сложившаяся система управления и динамика, набранная за последние два года, сохранилась.

Мы почти десять лет находились в финансовой блокаде со стороны Московской области из-за политических амбиций и отношения к руководителю района. То, что происходит сейчас, — лишь стартовая точка в навёрстывании того, что недополучили.

Мы заняли первое место в номинации «Прорыв года», и многие посчитали, что у нас всё хорошо. Нет, просто за год мы смогли сделать больше, чем остальные. Но одно дело — начинать с нулевой точки, а другое — с десятой ступени.

Пока мы говорим ещё про такие вещи, как очереди в детский сад. Их стало существенно меньше, но они есть. Или вторая смена в школе. Или комфорт жителей, удобство поликлиник. У нас здесь не всегда даже базовые потребности удовлетворены. Мне за это обидно.

Два года назад ситуация переломилась. И результат видят многие жители Сергиева Посада. Но когда ты приезжаешь и общаешься с жителями поселений, в основном, говорят, что рады за Сергиев Посад, но до них изменения пока не дошли.

Я четко понимаю, что дом культуры, музыкальная школа или спортивный объект в поселении не менее важны, чем в городе. Ведь там у людей меньше возможностей спортивного, культурного досуга. Поэтому я себе ставлю задачу — то положительное, что было сделано в городе, транслировать в поселения. Сейчас я вижу, что возможности для этого есть.

В Московской области десятки государственных программ в сфере образования, здравоохранения, благоустройства дворовых территорий и комфортной среды. Они и раньше были, просто мы в них не входили по уже названным причинам. За наш район обидно, и хочется сделать для жителей как можно больше. Хочется, чтобы мои дети учились и жили не в Москве, Химках или Одинцове, а в Сергиевом Посаде, где есть инфраструктура и возможности для досуга.

У меня есть понимание, как выстроить систему, которая позволит активно развиваться нашему району.

 

— С братом какие отношения? Подначивает?

— С братом близкие, доверительные отношения. Он не сомневается, что я его не подведу. Понимаю, что многие нас сравнивают, но мне не стыдно за такое сравнение.

Он многому меня учил по жизни, и в какой-то момент стал прислушиваться к моему мнению. Это было уже во время моей учёбы в университете. После того, как брат был назначен руководителем администрации, времени на общение стало гораздо меньше. Он передал мне те обязательства, которые нужно довести до логического завершения, и по поселениям, кстати. Работа с поселениями — главный акцент в его работе по линии областной думы. Он всегда пытался найти баланс между Сергиевом Посадом и поселениями.

 

— Что дает стимул?

— Основное — сын, семья, близкие. Сейчас, когда мои бабушки и дедушки стареют, по-другому начинаешь оценивать время, которое с ними проводишь. Хотя времени не слишком много, стараюсь его находить, чтобы общаться с близкими.

Семья — это главная ценность на 100%.

А чтобы отдохнуть? Три года назад увлекся охотой. Охота позволяет мне отключиться от происходящего, и за пару дней я ощущаю, что отдохнул как за две недели. Вообще, сидячий отдых точно не по мне. Походы люблю: у нас со школьными друзьями класса с девятого традиция — каждый год ходим в поход. Раньше ходили на две недели. Сейчас, если получится на неделю, уже хорошо.

 

— А рано женился почему?

— Как рано? В 25 лет! С супругой знакомы с университета. Ее зовут Александра, у меня вокруг одни Саши! (смеётся) И всё как-то свою карьеру строил, она — свою... Мы вместе учились в «вышке». У Саши специализация — управление персоналом. Она работала в крупных компаниях, занималась организацией тренингов для топ-менеджеров. Хороший специалист и профессионал своего дела. Сейчас воспитывает сына, Владимира!

Мне кажется, куда позже жениться? Я сейчас думаю, почему раньше не сделал этого.

 

— Чудеса в твоей жизни случались?

— Всё в жизни мне давалось достаточно тяжело — и поступление в университет, и дальше по работе. Так что самым большим чудом считаю рождение сына! Когда у тебя рождается ребенок, ты всё переосмысливаешь.

Поделиться:

Комментарии   

+2 #21 комсомолец 01.07.2016 14:37
Вот что Серёжа. Прежде чем лезть в Мособлдуму, куда тебя брат пристроил (говорить правду хотя бы иногда научись), это была плата за его перевод в Домодедово, поработай простым депутатиком в городе Сергиевом Посаде или в одном из поселений.
Справишься - тогда пойдёшь на Район, а уж потом может быть и в Мособлдуму.

Ты вон сам говоришь, что сначала учился много лет и только потом попал в Ильинское Агро, а тут - фигак и в ДУМУ СРАЗУ!

Брат хоть покорячился в городе сначала.
Цитировать

Добавить комментарий

Текст комментария:

Последние материалы