1650

К Лидии Ивановне меня привело письмо, адресованное Саше Спиртову. А так как Саша в настоящее время находится в больнице, то отвечать на поздравление с днём рождения и напоминание о статьях 8-летней давности он поручил мне.

В тех статьях, опубликованных в газете НОВОЕ ЗЕРКАЛО, говорилось о недостроенных особняках и запустелом дворе дома №3 на улице 1-й Рыбной, о жителях, взывающих о помощи в благоустройстве и безопасности.

Пятиэтажный дом этот, построенный в 1937 году на восточном горбу Волкуши-горы, был продуктом первого советского жилищного строительства в городе Загорске. Селили в него большей частью государевых людей, часть из которых, как и в известном столичном доме на набережной, надолго не задерживалась. Но то история давняя.

А после Сашиных публикаций, в том дворе было налажено милицейское дежурство и обустроили детскую площадку, к 700-летию Сергия Радонежского благоустроили фасадную часть.

Ныне снова потребовалась помощь общественности и властей:  милицейское дежурство давно отменили, дом нуждается в капремонте, а в недостроенных особняках творится непотребное.

 

 

Уютная квартира Лидии Ивановны заметно контрастировала с неприглядным подъездом. Внимание привлекла изрядная библиотека, в которой нашлось место даже альбому репродукций полковника Рудольфа Абеля, что дало повод, поделиться впечатлениями о фильме "Шпионский мост" и достойно показанном советском разведчике. К тому:  исполнитель его роли был недавно отмечен  премией "Оскар".

А потом за чашкой чая Лидия Ивановна рассказывала о себе и о том, что наболело. Её рассказ приводится с незначительными сокращениями.

 

ДОСТОИНСТВО ДУХА

 - Свято-Троицкая Сергиева Лавра относится к духовному пространству жизни и деятельности человека. Это наша гордость, наш  "бриллиант". Сергиев Посад, некогда Загорск - был значимым для страны промышленным центром, созданным в 1930-1970-е годы

Сейчас ценностные ориентиры резко поменялись. Во главу угла поставлены богатство, успех в добывании денег. Но это проходящее. Человек не может этим жить. Не хлебом единым... 

Во второй половине XX века люди приезжали сюда не столько в Лавру, сколько строить , как тогда говорили, "светлое будущее". Это был честный, яркий энтузиазм людей, верящих в социализм, при котором, если не они, то их дети и внуки станут жить достойно.

Тогда были построены заводы, в космос - запущены ракеты, но эта важнейшая составляющая того времени ныне почти утрачена. А люди, приехавшие строить новую страну, остались не у дел. Всё, на что ими была положена жизнь, оказалось не нужным. И люди оказались не нужны. Поэтому наши жилые дома, тротуары и скверы, теплосети и кровли ушли на второй или даже третий план.

И если сейчас мы не начнём заниматься людьми, не начнём уважать их достоинство, которое они пронесли через свою жизнь, то мы потеряем самоуважение этих достойных людей. И уже теряем. Они были открыты как дети, а сейчас закрылись. В этом проблема. Бывшим загорчанам больно оттого, что их жизнь прошла, как им теперь говорят, неправильно. А это - неправда.

Их жизнь прошла правильно. 

И что теперь  имеет место быть?  Ощущение своей потерянности, своей ненужности. И неправильно прожитой жизни. Поэтому хотелось бы, чтобы СМИ и общественные организации, и органы власти развернули свою деятельность в направлении людей, поскольку любой человек должен быть дорог государству и достоин уважения.

Волею случая я была на вручение губернаторской премии "Наше Подмосковье" 7 декабря в Крокус Сити Холле.

Я была удивлена атмосферой. Наконец-то я попала в свою страну! В организации мероприятия не было формализма, Андрей Юрьевич Воробьёв и его команда  - молодые, энергичные, весёлые. Было видно, что они рады присутствующим в зале и этому мероприятию. Я не наивный человек, и понимаю, что за этим может быть ещё не мало разных интересов, но то что я видела... Поскольку я, в своё время, 23 года была в партии, в 45 лет я была выбрана секретарём комитета комсомола в музыкальном училище. Да, мне было 45 лет, и студенты меня выбрали - они сказали, что лучше меня никто не знает, как надо работать с молодёжью. И со своими студентами я ездила командиром в стройотряды 3 года подряд.

Я не говорю сейчас об идеологии. Речь идёт об управлении, об организации. И на этом губернаторском мероприятии я увидела, как все стараются сделать так, как было раньше - в стране мечтателей, в стране учёных.

Ещё недавно говорилось, что всё, что было при советской власти - это плохо, давайте сделаем иначе. Но тогда было замечательно, сердца людей, души людей настраивали на высокие идеалы, на служение отечеству, на добро, на взаимопомощь. И эти качества загорчане, нынешние сергиевопосадцы, носят в себе. Но почему-то нигде об этом уже не услышишь.

Да, у нас выходят книги, публикуются статьи о замечательных людях и их поступках, но это не образует "среду обитания",  хорошее перемалывается, и остаётся ощущение захолустья.

Но людям надо вернуть ощущение своей нужности, правды и красоты. А для этого надо благоустраивать среду, в которой человек живёт.

 

 

ДОМ НА ВОЛКУШЕ

- Такое ощущение, что красота рушится. На мой век, конечно, хватит. Наш дом ещё крепкий. К 700-летию преподобного Сергия в городе была проделана очень большая работа по благоустройству. В нашем доме отремонтировали крышу, сделали водосточные трубы, все балконы покрыли плиткой и стены покрасили в жёлтый цвет. Нам, всем жителям, было очень приятно, даже радостно оттого, что это сделали.

Во дворе была свалка мусора. Контейнеры не вывозились. Спасибо, управляющей компании. Сейчас мусор вывозится регулярно, дворники убирают во дворе.

Но проблемы, которые были внутри дома, так и остались нерешёнными. Да вы сами видели наш подъезд. 

А стены дома разрисовывает некий романтик, от которого девушка ушла к другому. Мы приглашали участкового. Тот с негодованием отнёсся к порче фасада, но призвать "художника"  к ответу, похоже, не в его компетенции...

В своё время во дворе стояли цистерны с соляркой. Была своя котельная, которую потом закрыли, а дом присоединили к котельной Дома быта. И граждане без определённого места жительства, облюбовавшие недостроенные дома, люки этих цистерн открутили и детским ведёрком вычерпывали солярку, которую относили в эти недостроенные дома, там жгли костры и тем согревались.  Также в этих особняках находили людей замерзших или с признаками насильственной смерти...

После того, как Саша Спиртов в газете написал, эти цистерны убрали. Особняки забили, милиция стала их проверять. Детскую площадку огородили  штакетником, чтобы машины не заезжали.

Но криминогенная обстановка сохранилась. И не только криминогенная, но ещё и разлагающая. Подростки, которые посещают торговые центры на вокзале, набирают там пива и тоников и идут сюда. В этом особняке они "гуляют". Иногда с самого утра целые группы приходят сюда, наверное, вместо школы.

 

 

Когда-то, в начале 1960-х, у нас был один магнитофон на весь дом. Мы его выносили на улицу, молодёжь собиралась и танцевала. "Джама-а-а-а-йка!" Нам было весело, хотя кого-то из пожилых наши танцы, возможно, раздражали.

Сейчас молодёжь также собирается, но веселья я не вижу. Скорей раздражение, которое выплёскивается в грязных словах и скверных поступках. Сморкаются и плюются, бросают сигареты и пустые банки на тротуар. Это я наблюдаю почти каждый день. Им некуда податься, им нечем заняться.

 

 

А здесь живут дети! Почему эти дети должны расти в обстановке пошлости, грязи и пьяного разгула? Кто отвечает за то, чтобы город стал культурным центром?

Мне могут сказать: вы опять хотите всех "под одну гребёнку"? Отвечу: да, я хочу всех под одну гребёнку культуры.

Они хорошие все. Мальчишки и девчонки пятнадцати-семнадцати лет. Но не знают, куда себя деть. Хотя утверждают, что в городе есть молодёжные организации, но молодёжь остаётся  не увлечённой добром и творчеством. И "вдобавок" закрывают единственный университет. Не знаю, какой он. Плохонький - маленький или большой и замечательный. Но это был университет! Который посещали студенты, в котором работали педагоги. А теперь мы свою молодёжь выгнали из города, отправили в другие города.  С кем или с чем останется город в будущем?

 

 

У меня есть огромное желание привести в порядок наш дом и наш город. Мне представляется, что такой город, как наш, должен иметь внутреннее содержание и внешнюю благопристойность.

Я жила в бывшем Кёнигсберге. В X веке Кенигсберг был рыбацкой деревушкой на горе, вокруг которой бродили тевтонские рыцари. Что сделал тогда амбициозный руководитель Ордена? Он создал университет! И Кёнигсбергский университет, основанный в 1544 году, стал центром притяжения для деятелей науки и культуры всей Европы.  А в XVII-XVIII веках Кенигсберг стал культурным центром и местом иммиграции из многих стран Европы. А у нас университет закрывают. Не потянули? Ума не хватило? Вместо того, чтобы из этого университета сделать ещё один "бриллиант" города..

Если я преподаю в классе, то знаю, что среди 20 или 30 детей есть один отчаянный забияка и около него два угодника. Один - наивный, другой - хитрый. Вот эти трое "делают" весь класс. Поэтому я выхожу всегда на родителей забияки. Он - самый энергичный парень, и его энергию надо развернуть в доброкачественное русло. И за ним пойдёт весь класс. Или его надо совсем убрать из класса.

 

 

ЧТО МЫ МОЖЕМ

Вот сейчас я пытаюсь выступить в роли такого "забияки". Наша старшая по дому Ольга Станиславовна Гусева пишет письма с просьбами о ремонте дома, и получает ответы, но не действия.    Мы собрали инициативную группу и решили добиваться присвоения нашему дому статуса памятника архитектуры советского периода. Мы хотим, чтобы в нашем доме на месте бывшей городской библиотеки был создан музей социалистического периода жизни города.

У нас прекрасный дом и он может быть украшением города. Надо только отремонтировать то, что дом разрушает. Сорваны ветром два листа железа с крыши и вода течёт с четвёртого этажа до второго, необходимо отремонтировать подъезды, в которых старые стены. Ступени требуют ремонта. Электропроводка не выдерживает современной нагрузки бытовых приборов. Над подъездами нет козырьков и страшно входить в дом из-за опасности падения на голову сосулек и глыб снега. Во дворе недостроенные особняки  с наркоманами, вместо бывшего кафе заброшенное сооружение. По вечерам во дворе не хватает освещённости.

Что мы можем? Если нам нужно, чтобы отремонтировали подъезд, то надо идти и добиваться своего. Но у кого этого добиваться?  И как?  Руководители города, конечно, делают что-то, но создаётся впечатление, что они просто не знают, как организовать город и жизнь людей в нём, не в состоянии определить главное и второстепенное. Нет скоординированности служб и, главное, нет дерзновения, желания вырваться из пагубного морального и физического состояния захолустья.

Остаётся молиться Преподобному Сергию, чтобы этот город стал... Каким? Комфортным и удобным для проживания. Чтобы жители гордились своим городом, а приезжие - паломники и туристы удивлялись и радовались за людей, живущим вокруг Лавры.

Я представляю себе град Сергия Радонежского как украшение, как бриллиант нашей страны. Если этого захотят все живущие здесь люди, и поймут, и поверят, то каждый на своём месте может что-то сделать. Да, это - практика малых дел, но они могут слиться в одно общее дело.

Вот только маниципальные власти помогли бы.

 


 
ЛИДИЯ ИВАНОВНА БИРЮКОВА

Родилась в Комсомольске на Амуре 7 января 1944 года. Окончила Владивостокское музыкальное училище и Московский Государственный Институт Культуры по специальности хоровое дирижирование, Калиниградскую высшую школу управления.

В 19 лет вышла замуж. Родила дочь. Муж был военный, поэтому пришлось поездить по стране.

Несколько лет работала в музыкальной школе города Тулы и двадцать три года - в Калининградском областном музыкальном училище. Вела "Методику музыкального воспитания" и ряд других предметов. Имеет высшую педагогическую квалификационную категорию. Награждена медалью "Ветеран труда".

С 1996 года проживает в Сергиевом Посаде.

Лидия Ивановна преподавала церковное пение в православной школе и работала методистом педагогического кабинета Московской Духовной академии. С 2002 года работала ответственным секретарём издательства Свято-Троицкой Сергиевой лавры. Является одним из редакторов двухтомного Юбилейного сборника статей "Московской Духовной академии 325 лет", изданного в 2010 году под общей редакцией профессора архиепископа Верейского Евгения, ректора МДА. 

Публицистические статьи Лидии Ивановны печатаются в журнале «Славянка», в федеральных и  местных СМИ.  В настоящее время Лидия Бирюкова ведёт детский музыкальный клуб "Домашнее музицирование".

Анатолий Северинов

 

Поделиться:

Комментарии   

+1 #11 Лидия Ивановна 13.04.2016 13:07
Уважаемый аноним! В своём комментарии Вы пояснили мне, что сделано администрацией. И обосабливаетесь от Управляющей Компании. Вот об этом разрыве связи администрации с другими структурами города я и говорю в своём интервью. Не связки между людьми и УК, между УК и администрацией. А кто по своим функциональным обязанностям это должен сделать? Я думаю, что это должны сделать службы главы города. И, если они этого не делают, то они не выполняют своих функциональных обязанностей. И, судя по Вашему комментарию, они этого, даже не понимают.
Цитировать
0 #12 Лидия Ивановна 13.04.2016 13:12
Джесс, я понимаю, что это не имя, а некоторый псевдоним. Хотелось бы говорить с человеком, который не скрывает себя. Второй вопрос, что ещё нам нужно сделать во дворе. А, что Вы, аноним, можете как-то на это повлиять. Я Вам расскажу. Приходите, звоните. Я покажу Вам ту помойку, в которой мы живём и те опасности, которым мы подвергаемся, проживая вблизи криминальной зоны заброшенных особняков. Звоните, когда придёте 8 903 621 61 91. Чайку попьём и всё обсудим.
Цитировать

Добавить комментарий

Текст комментария:

Последние материалы