2075

Фото: Церковно-археологический кабинет МДА

Однажды в Сергиевом Посаде должна была появиться улица, названная в честь патриарха Пимена. Со стороны это предложение, высказанное группой историков и искусствоведов музея-заповедника, казалось странным, даже нелепым. «Зачем это городу? Разве мало Лавре ресурсов и территорий? Ещё и улицу подавай?».

И, действительно, если уж на то пошло, почему именно патриарха Пимена, а не, скажем, патриарха Тихона или патриарха Алексия II? Алексий II - Почётный гражданин Сергиева Посада, по крайней мере… Все эти вопросы объясняются просто. Современный среднестатистический россиянин (и сергиевопосадец, разумеется) почти ничего не знает о патриархе Пимене, человеке, с именем которого связано «второе крещение Руси».

  • Жизнь в Загорске

Патриарх Пимен (в миру – Сергей Михайлович Извеков) – одна из знаковых и, наверное, самых удивительных фигур эпохи «пленённой Церкви». Когда-то советский художник Павел Корин написал картину «Русь уходящая», на которой были изображены «лики старого мира» - представители духовенства и монашества. Среди них – молодой иеромонах. Статный и напряжённо вытянутый как струна, он, единственный, смотрит зрителю прямо в глаза. Это Пимен. Каким тайным знанием обладал Павел Корин? Как удалось ему угадать в этом иеромонахе будущего патриарха, которому суждено было провести нашу Церковь меж рифов и спасти её? «Русь уходящая?» Нет! «Вечная Русь».

Вся жизнь патриарха Пимена прошла в Загорске, в Троице-Сергиевой лавре, любимой им нежно и безоглядно. Здесь, в Загорске, в юности он принял монашеский постриг в честь преподобного Пимена Великого в пустыни Параклита - Святого Духа Утешителя. (Скит Параклит расположен рядом с посёлком Смена. – Ред.). Здесь, в Загорске, он много потрудился в послевоенный период, став наместником Лавры. Здесь, в Загорске, он был избран Патриархом Московским и всея Руси. С каким душевным волнением должен был он произнести, обращаясь к Собору: «Приемлю, благодарю и немало вопреки глаголю».

  • Тяжкая ноша

О, это был тяжкий, поистине страшный жребий! Страна стояла на пороге новых гонений на христианство. Церковь находилась под жёстким контролем спецслужб. Храмы и монастыри закрывались, священников становилось всё меньше. Патриарху были запрещены даже первосвятительские визиты в епархии. Глава государства Никита Хрущёв хвастливо обещал показать советским гражданам «последнего попа»...

Как было вывести Церковь из-под сокрушительного удара? Кто мог совершить этот подвиг? Непоколебимый харизматический лидер? Или искусный византиец, умеющий говорить одно, а делать другое? Патриарх Пимен уступал. Сколько он прочтёт обвинений в раболепии перед властью от диссидентов - отца Глеба Якунина, Александра Солженицына и других, тихо произнося: «Походили бы они пару дней в моих башмаках».

Пимен, простой и скромный, ни харизматиком, ни византийцем не был. Но он был настоящим монахом, чисто и свято верившим в то, что «невозможное людям возможно Богу, Который единый способен претворять сердца каменные в сердца плотяные». И без устали молился за Церковь, за Россию, за наше общее будущее без богоборчества и лютой идеологической злобы. 

  • Время великих

«Пимен» в переводе с греческого  - «пастырь». В народе патриарха любили. Он действительно был пастырь добрый, по слову Евангелия полагающий душу свою за своих овец. Вынужденный уступать в частностях, патриарх, тем не менее, был непреклонен в вопросах самых главных. В годы сталинских репрессий он сидел в лагере, как многие священники ни за что («Исповедую веру во Христа, антисоветской агитацией никогда не занимался и не собираюсь!»). Его руками, в том числе, строился знаменитый канал «Москва-Волга». Он сражался и на фронте Великой Отечественной, был ранен несколько раз. Смерть часто дышала ему в затылок и научила не отклоняться от удара в час истины.

Усилиями патриарха Пимена Церкви был возвращен Данилов монастырь. При Андропове, в 1983 году!

Поразительно, но он всегда ходил без всякой охраны. Когда патриарх шествовал по народному морю, его ограждали лишь несколько иподиаконов, но никакой пуленепробиваемой стены между пастырем и паствой не было. И быть не могло!

«Если мы духовные люди и говорим, что нас надо охранять - где наша вера? Господь тебя сохранит, если ты нужен».

Так и митрополит Николай Ярушевич, когда самолёт, на котором он летел, чуть не загорелся, спокойно встал на молитву прямо в небе… Самолет приземлился благополучно.

То было время великих духовных даров, время глубокой личной веры. Время настоящих молитвенников, духовным горением которых Церковь и устояла.

  • 1000-летие Крещения

Подлинным триумфом патриарха Пимена стало празднование 1000-летия крещения Руси, обозначившее спасительный рубеж в отношениях Церкви и власти. Кстати, к юбилею в Загорске было проведено самое масштабное после Олимпиады-80 благоустройство. Тогда же в Загорске на Поместном соборе были прославлены в лике святых Максим Грек, Андрей Рублёв и князь Дмитрий Донской, все - герои не только истории общероссийской, национальной, но и нашей загорской, городской. Как и сам патриарх Пимен.

  • Улица

Да, он наш – загорский. Поэтому и пожелал быть погребённым в нашем городе, в любимой им Троице-Сергиевой лавре, в крипте Успенского собора. Приходите к нему, это рядом!

Было ли правильно назвать именем нашего, «загорского» патриарха одну из улиц Сергиева Посада? Разве нет в Рабочем посёлке улицы Леонида Булавина, знаменитого директора ЗОМЗа? Есть, и по праву! Было ли правильно назвать именем патриарха Пимена одну из улиц, которая ведёт к его, нашей Лавре, где были церковь и кладбище, после революции, конечно же, уничтоженные. (Здание, известное в советское время как общежитие Трикотажной фабрики – перестроенная церковь Рождества Христова, 1736 года постройки. – Ред.).

Другое дело, что переименование улицы – дело исключительно важное, не решаемое «сверху» и «вдруг», без подлинного согласия граждан.

"Сергиевские ведомости" 

Олег Устинов, историк

Поделиться:

Комментарии   

+4 #11 Игорь 24.10.2017 11:30
А я вот почти всех своих знакомых поспрашивал - все за ул.Александровскую. А вот западному объезду - пожалуйста новое название: улица Пимена.(это так сказать мнение общественное).
Цитировать
+1 #12 Анна 24.10.2017 13:03
Везет же некоторым, еще выносят на обсуждение переименование улицы. Наш населенный пункт переименовали по распоряжению Ерохина, жители об этом даже не знали. Он решил и стал населенный пункт д. Абрамово. Хотя на карте д. Абрамово стоит в другом месте
Цитировать
+4 #13 Александр 24.10.2017 14:04
Цитирую дед Владимир:
Я про улицу Булавина хочу узнать ( может кто знает и скажет ), была ли улица Булавина на дореволюционной карте нашего города, то есть как она если была называлась.

Улица Булавина в советское время называлась улицей Розы Люксембург. На карте города она появилась в январе 1941 года. Рабочий посёлок начали строить в 1937-м, в первые годы его улицы числились просто линями, без названий.
Цитировать
0 #14 дед Владимир 25.10.2017 00:37
Александр!, если такое дело, прямо скажем не совсем историческое, в смысле не древнее, то есть Советское можно сказать, а при советах переименовывали на раз -два и туда и обратно, то это не столь и важно, можно и Булавина в угоду текущему моменту переименовать, а историческое оно же связано с началом самого города, а это уже посёлки спутники, там пусть сами жители совместно с властью на сходках и решают как называть улицы, глупо конечно, а что делать.
Цитировать

Добавить комментарий

Текст комментария:

Последние материалы