10218

Жительница Сергиева Посада Елена Смазнова рассказала о первых минутах теракта в «Крокус Сити Холле», и как на ее глазах террористы застрели ее мужа Владимира

Вечером 22 марта во время теракта в Crocus City Hall погиб 60-летний житель Подмосковья Владимир Смазнов. Он пришел на концерт группы «Пикник» вместе со своей супругой Еленой. Ей удалось выжить и выбраться из здания. Владимира застрелили террористы. Жена пыталась вытащить его из концертного зала, но начался пожар.

— У меня в голове проскочила мысль: «Господи, мы сейчас погибнем вместе». Муж уже мертв, его уже нету, а у меня трое детей, надо что-то делать. И я отошла на два метра, а потом подумала: как я его оставлю?

«Подумал, что это спектакль»

Елена и Владимир Смазновы из подмосковного Сергиева Посада были образцовой семьей: трое детей, 38 лет вместе. Она — медик, он — военный физик. Билеты на концерт в «Крокус» им подарил сын — по словам Елены, Владимир обожал музыку «Пикника». В Crocus City Hall они приехали за час до начала выступления: выпили кофе, погуляли и в 19:50 начали заходить в концертный зал.

Елена вспоминает: внутри было безумное количество людей. Они прошли к гардеробу, сдали верхнюю одежду и направились в зал. У супругов были места рядом со сценой в левой части амфитеатра.

— Мы сели на свои места и вдруг услышали звуки, похожие на стрельбу. Потом парень с девушкой вскочили, говорят: «Стреляют!». Соседи рядом с нами побежали, а муж сказал: «Ребят, успокойтесь, это, скорее всего, какая-то ерунда, сейчас все разберутся». Он подумал, что, может быть, это преддверие к концерту, спектакль какой-то. Он сел, и буквально через три минуты в зал зашли наемники с автоматами, — рассказала MSK1.RU Елена.

Террористы зашли с левой стороны зала — именно там, где находились Смазновы. Муж Елены и парень с девушкой, сидящие рядом, легли в проходе между рядами. Сама женщина спряталась между креслами. Началась стрельба. Основная масса людей побежала направо — к сцене.

— Террористы начали двигаться к центру, а там, где лежал мой муж и еще два человека, — открытое пространство. И их расстреляли. Было три выстрела. Все были насмерть, — сдерживая слезы, говорит пострадавшая.

«Они стреляли в упор. Мужу попали в сердце. Парень, который лежал рядом, вскрикнул. Девушка даже звука не произнесла»

Потом Елена услышала, как ее муж замычал. Она крикнула: «Вовка, тебя ранили?». Он прошептал: «Да». И буквально через секунду послышался хрип.

— Как медработник, я прекрасно знаю, как хрипят умирающие люди. Террористы уже прошли дальше, я выскочила из-за этих рядов, кинулась к мужу — а он уже мертвый. Глаза стеклянные, совершенно спокойное лицо, никаких эмоций. У него серо-голубые глаза, а в тот момент были черные. Я думаю: «Господи, почему у него такие черные глаза?». И потом я поняла, что это смерть.

«Я подняла глаза — и передо мной уже огонь»

Когда женщина выбралась из-под кресел, в зале начался пожар. Он распространялся молниеносно — буквально за 2–3 секунды огонь дошел до места, где находилась Елена. Она попыталась вытащить мужа, но его тело оказалось в два раза тяжелее. Пластик на потолке начал плавиться и капать женщине на голову.

— Я подняла глаза — и передо мной уже огонь. У меня в голове проскочила мысль: «Господи, мы сейчас погибнем вместе». Муж уже мертв, его уже нету, а у меня трое детей, надо что-то делать. И я отошла на два метра, а потом подумала: как я его оставлю?

Выбираться из зала было страшно, вспоминает Елена. Когда она вышла в холл, — увидела на полу множество трупов, раненых, лужи крови. В запасной ход одновременно рвались около 40 человек.

На улице тоже лежали раненые и мертвые. Спустя время к месту ЧП приехали машины ДПС и спецгруппы. Елена в шоковом состоянии ходила вокруг «Крокуса». Через три часа к ней приехали родственники, и семья еще около двух часов наблюдала за происходящим. Только потом жительница Подмосковья заметила ожоги на своих руках.

«Сгорел он уже мертвый»

Достать Владимира из огня Елена не смогла. Тело ее супруга осталось в самом эпицентре пожара. Теперь, чтобы опознать Владимира, нужна генетическая экспертиза. Анализ ДНК сдала дочка пары.

— Муж мой сгорел. Меня успокаивает только одно: сгорел он уже мертвый. Я не верю, что мужа нет. Я видела, как он умер. У меня было такое ощущение, что это было замедленное кино, плохое кино, которое никак не закончится, — говорит Елена.

После трагедии близкие отвезли ее в травмпункт. Медики сделали перевязку и спросили, нужно ли вколоть обезболивающее. Но от пережитого шока боли женщина не чувствовала.

— У меня до сих пор ничего не болит. Я из шока еще никак не могу выйти, не могу понять. Пью успокоительное.

Елена вспоминает: несмотря на то, что Владимир был преданным фанатом «Пикника», на концерт они ехать не хотели. Но муж переживал, что сын обидится, и пара всё-таки собралась.

— Мальчишке теперь психолог нужен. Будет всю жизнь считать себя виноватым в смерти отца.

Московский Комсомолец

Поделиться:

Добавить комментарий

Текст комментария:

Последние материалы