1409

21 июля 2013

Экие странные джентльмены – подумал я, рассматривая эту фотографию. Впрочем, и время тоже странное, лето 1918 года, когда в Посаде вроде бы уже несколько месяцев установлена Советская власть, но как полагают некоторые исследователи, она какая-то еще неопределенная. Определенная, неопределенная, но разве существуют конные матросы – позволю себе видоизмененную цитату.

Газета Копейка Сергиев Посад Лука

А что пишет молодой человек по имени Ники своей кузине Жени (неужели та самая Жени, которая переписывается с некоей Элли?). И к чему он упоминает автора эротических романов Арцыбашева, епархиальное училище и сгоревшие в Александрове документы?

 

Дорогая кузина Жени!

Не думай, что за всей бестолковщиной последних месяцев я про тебя забыл! Напротив! Очень даже часто вспоминал я тебя при некоторых ситуациях и представлял, что бы ты сострила в том или другом случае. Не стоит далеко ходить за примерами. С нового учебного года у нас будет совместное обучение с девочками. А одна знакомая  нашей maman  сказала про это, что получится сплошной Арцыбашев! Если так, то я может быть и пойду доучиваться  в этой дурацкой школе какой-то ступени! Хотя, мне реальное училище больше нравится.

Событие второе. Дом Призрения на Александровской улице, это там где работает госпожа Гиппиус и бегают эти противные епархиалки (мы их дразним –«Епархиалки все нахалки!»)  комиссар соцпризорения Чумаков переименовал в «Дом ребенка». Ха-ха, сказала Жанетта! Хороши «ребенки», они так лихо с нашими ребятами дерутся, особенно беженцы. Очень злые. Впрочем, я их понимаю. Но мы, дорогая кузина, не только деремся с ними. Посылаю тебе смешнецкую фотографию, где я снят с моим приятелем. Ты скажешь –связался черт с младенцем! Может быть и так, но этот мальчонка –местная знаменитость. Зовут его Лешка, но известен он под громким именем Лука Железный. Это его псевдоним. Не смейся, под этой подписью его заметку о продовольственных пайках напечатали в московской «Красной бедноте» (мы эту газету зовем «Красный лапоть»). Скажу тебе  интересную вещь –в Посаде вдруг оживились всякие газеты и журналы. Не так чтобы много, но все-таки. Еще зимой мы вместе с друзьями из мужской и женской гимназии выпустили журнал «Блуждающий огонек». Его даже напечатали, до этого всякие журналы мы писали и рисовали от руки. А 23 июля по большевистскому календарю вышла газета «Трудовая неделя». Ее редактирует комиссар из местного Совдепа Гуревич. Пока в этой газете только отчеты Совдепа, но редакция обещает публиковать письма и заметки «трудящихся». Так вот, Лука Железный непременно хочет стать журналистом новой газеты и приготовил целую пачку страшно революционных стихов. Скажу честно –стихи очень плохие, так сейчас все пишут. Заметки в прозе у него получаются лучше. Но ему никак это внушить невозможно. Если только надавать колотков. Но тогда получится, что «эксплуататор» (это я) оказывает физическое давление на «трудящегося» (то есть Лешку, он сын железнодорожника с Брест-Литовской линии, их как ты помнишь, эвакуировали на Северную железную дорогу). А за такое могут отправить на епитимью в Черниговский скит, там сейчас «для мелкой контры» организовали «концлагерь». Я даже полез в словарь, чтобы посмотреть, что значит это слово. Оказывается, первые концентрационные лагеря создали англичане когда воевали с бурами и сгоняли туда мирных буров, чтобы они не помогали своим отцам и братьям сражаться за свободу.

А это, дорогая кузина, было совсем не смешно, я очень тогда перепугался. Иду  по Сергиевской, а навстречу мне страшный, заросший солдат. И прямо на меня –«Сынок, ты будешь такой-то?» «Да-отвечаю,-а у самого коленки трясутся. «Тогда передай своей сестричке привет от «Цейсгауза».. А он, значит, от обострения ревматизма по поводу мировой революции на юга лечиться отправился с товарищами, друзей на Дону повидать. И пусть ни о чем прошлом не беспокоятся – все бумаги в Александрове как есть сгорели». Сказал –и был таков.

А теперь –до свидания.


Твой кузен Ники.


Письмо читал Александр Рдултовский

 

 

Поделиться:

Добавить комментарий

Текст комментария:

Последние материалы