1721

   Я жил в селе Косарёво Хомутовского района Орловской области.
Немцы стояли у нас мало, месяца два. Когда их в декабре 1941-го турнули под Москвой, то и нас вскоре освободили. Но они успели сотворить страшное. Сожгли всё село. Аккурат, под Новый год. Выгнали всех из домов, согнали на площадь… А крыши изб соломенные: только поднесешь факел – и пырх!
   У нас соседка была красивая. Аксинья. А мужа звали Степан. Как у Шолохова в «Тихом Доне». И вот мужа её перед войной «упекли». Было колхозное собрание, мужики сзади стояли у печки, курили. И вот этот Степан в сердцах ляпнул: «кто эти колхозы придумал, глаза б ему выколоть!..» И пропал Степан, больше его не видели. Уж как Аксинья по нему убивалась…
   Когда немцы наступали, она всё говорила: «наши идут, освободители». И другие такие были, которые думали, что немцы нас от чего-то освободят.
   В самом деле, освободили. Сначала от кур и гусей. Потом от коров, а когда отступали, то - от домашнего скарба, даже чугунки позабирали. А заодно освободили и от домов. Целый день держали нас на площади. А мимо всё шли и шли обозы с награбленным. И вокруг горели деревни.    
   Потом нас куда-то погнали. Они прикрывались гражданским населением. И под его прикрытием вывозили свои пушки, гаубицы. Лошади у них были – тяжеловозы. Здоровенные, как слоны! Мы таких раньше не видели. И упряжь какая-то другая. Не хомуты, а как-то иначе запрягались.
   Когда вернулись в село, все дома уже погорели, и стали мы жить в погребах, а потом уже вырыли землянки. 
                                                                 ***
   Наши пришли 2 января 1942-го. Фронт два года стоял недалеко от нас. В восемнадцати километрах.
   И началась жизнь рваная, голодная, вшивая… Никому мы не были нужны, выживали, как могли. Питались одной картошкой.
   Ждали мира. Вот уже наши в Белоруссии, уже в Польше, вот уже вошли в Германию… И это слово «мир», «мир», так и летало между нами. И почему-то думалось, что назовут этот день «Днём мира» А назвали «День победы».
   И наступил этот день. Он был особенный, и хорошо запомнился.
   Мы с отцом ловили на Пшевке рыбу. Вершами.
   Пшевка – это приток Зуши. Рыбка нас здорово поддерживала. Пескари, плотва… Отец у меня был 1882 года рождения. Грамотный. Грамотных тогда было мало. А он был такой… острого ума. Газеты читал, книги. И потом всё рассказывал. Про суд над военными преступниками, про создание Организации Объединенных Наций...
   Его в своё время хотели раскулачить, но из-за сына, моего старшего брата, очень активного комсомольца, не тронули. Только гражданских прав лишили. Был отец «лишенцем». Не имел права голосовать.
   И был у нас в деревне дед, он делал бочки. Все звали его «Карсы Марсы». Уж очень он был похож на Карла Маркса с известного портрета. Большая шевелюра, борода… И мы договорились с ним, что мы ему рыбки наловим, а он нам - эти кадочки.
   Было часов шесть утра, когда я с наловленной рыбой шёл к этому «Карсу Марсу». Теплое было утро, но немного пасмурное. И накрапывал небольшой дождик. Всё уже распускалось. И ивы, и травы во всю зеленели…
   Прихожу к деду. Он говорит: «Деточка, а ты знаешь, какой сегодня день? Война кончилась!»
   Я не верю: «Да?!!» и бегу домой.
По оврагу, вдоль речки… Подбегаю к нашей землянке.
   «Мамочка, война кончилась!» Думал, она обрадуется.
   А она как заплачет…
   Я тогда учился в третьем классе, ну, что такой мальчишка мог понимать. «Праздник со слезами на глазах» - это очень точно сказано.
  Из нашей семьи на войне было четверо. И сестра. И двое её сыновей, моих братьев, погибли. Вот она и заплакала… И скорбь с неё так и не сходила всю оставшуюся жизнь.
   А я выскочил из землянки и к своим ребятам. Они тоже уже знали, что войне конец. Мы побежали в школу. Школа располагалась в правлении бывшего колхоза, небольшом таком домике в три комнатки.
   Пришли учителя, все радуются, ликуют. Занятия по такому поводу отменили.
   А у нас в селе, когда фронт стоял неподалеку, жил один раненный на выздоровлении. Преподавал в школе военное дело и писал плакаты. Я приглядывался. Он склеивал газеты в полосы. Картошкой. И писал. Черную краску ему заменяли чернила, а красную – буряк, свекла. Такие у него были нарядные плакаты! Буквы с завитушками...
   Потом он вернулся на фронт, а я стал в школе заправским оформителем. В тот день нарисовал плакат. Что-то такое: "Сегодня - День мира!"
   В тот день, 9 мая, мы с друзьями были такие воодушевленные, что пошли на речку купаться. Вода была еще холодная. Но мы смело ныряли…
                                                                       ***
   …Когда мы убегали от немцев, по всей округе горели деревни. Было светло как днём. И мы нашли в поле гуся. Мороженного. Вернулись на своё пепелище. Немцы один чугунок, самый большой, в два ведра, бросили. И вот мы поставили на угли этот чугунок, пшена туда, этого гуся, и варим. И все этому гусю обрадовались, несут со всей деревни, кто - картошечки, кто - чего… И тут идут наши разведчики. В белых маскхалатах, на лыжах. Было их человек пять. Подошли они к нам. Расспросили про соседние деревни, где еще были немцы. Угостили мы разведчиков гусем. Потом взрослые рассказывали, что немцы этих разведчиков поймали и сожгли заживо. Так было.
                                                                        ***
   Вот только что у меня был в гостях Миша. Рассказывал об отце. Тот воевал, и где-то они долго сидели в окружении, в болотах, и то ли наши подошли, то ли уже невмоготу стало. Выходит его отец на берег. Ни оружия, ни чего. А на берегу немец стоит и смотрит: такой измождённый «доходяга» едва идёт, весь в болотине. Немец винтовку опустил. Видно, что удивился, и по-человечески пожалел. А отец бросился на него и задушил. Так было.
                                                                        ***
   Мой товарищ по школе, Петя его зовут, очень талантливый баянист. С малолетства играл. Немцы всё пожгли, и гармошка сгорела. Когда наши пришли, солдаты подарили ему гармошку. Это было такое счастье для всей деревни. Петя знал все русские народные песни, схватывал на лету все новые, появлявшиеся во время войны. И мы часто собирались, мальчишки, девчонки, и пели. И в тот день 9 мая, конечно же, собрались у школы. И взрослые пришли. И все пели эти песни…
   Петя потом окончил музыкальную школу, был директором дома культуры и до сих пор играет на баяне.  Года три назад я туда ездил. У него этих гармошек!.. Каких только нет. Ночевал я у Пети, и мы разговорились о тех годах. В школе, как это обычно бывает, я влюбился в девочку. Никто об этом не знал. Она, может, догадывалась. Географических карт тогда не было. Я себе рисовал и ей тоже. И вот оказалось, что Петя тоже её любил и мечтал на неё жениться. Но она уехала в Москву, а он не поехал. Такое вот открывается на старости лет.
                                                                         ***
   Ещё хорошо помню, как–то зимой шёл я в горку. Фронт рядом стоял. Вижу, навстречу спускается красноармеец на лыжах. Веселый такой. Гляжу: брат. Шура. Его часть остановилась неподалёку, и он отпросился на ночь.
Переночевал. Посмотрел, как мы выживаем в землянках. Утром, помню, снял он с себя рубашку. Была у военных такая нижняя рубашка, тонкая, из байки. И кальсоны оставил. Больше нечего было оставить. И пошел обратно в часть. Мы его с братом Колей провожали. Тоже на лыжах. А я маленький совсем. Он всё говорил: «иди, Лёнька, домой», а я иду рядом, из последних сил ковыляю… Иду, иду…
   Больше мы Шуру не видели.
                                                                          ***
   В нашем селе Косарёво в память о погибших стела установлена. Мои два брата Дёминых там под номерами восемнадцать и девятнадцать. А таких номеров там… Очень много.
   Записал Анатолий Северинов

На фото: заслуженный художник России Леонид Дёмин с фотографией брата.

«КОПЕЙКА-Сергиев Посад», № 17, 2008.

 

Поделиться:

Комментарии   

0 #1 Администратор 09.03.2014 03:19

Большое спасибо за воспоминания. Мои предки их этих мест, спасибо, что дали возможность узнать больше о том, как они жили во время войны.

Цитировать
0 #2 Администратор 29.03.2014 15:23

Мой отец из Косарево. И-дядя. И группа односельчан. Спасибо за статью. Теперь я знаю о родине больше...

Цитировать

Добавить комментарий

Текст комментария:

Последние материалы