5639

Восемьдесят лет назад, в конце ноября 1941 года, началась Битва за Москву — одна из наиболее значимых и поворотных в истории Великой Отечественной войны. Враг стоял у самых ворот столицы, угроза взятия города была абсолютно реальной, а возможные последствия — катастрофическими. Тем важнее для всей страны стал разгром немцев в подмосковных лесах и полях. Загорск в то время был прифронтовым городом, всерьёз готовился к обороне и уличным боям, здесь формировалась 1-я Ударная армия, сумевшая начать контрнаступление.

Поздней осенью 1941-го Москва активно готовилась защищаться. На рубежах города строились мощные линии обороны, дипломатические представительства и наркоматы эвакуировались в «запасную столицу» — Куйбышев, с востока в срочном порядке перебрасывались войска, формировались дивизии народного ополчения. Существовал и план подрыва стратегически важных объектов в случае их захвата противником.

19 октября 1941 года распоряжением Государственного комитета обороны в Москве было введено осадное положение. В городе вводился комендантский час, с полуночи до пяти утра передвижение разрешалось только по спецпропускам. Охрана общественного порядка значительно ужесточалась, нарушителей отдавали под трибунал, а выявленных провокаторов, шпионов и агентов врага полагалось расстреливать на месте без суда.

По всему городу, особенно на въездах, строились укрепления, в их возведении участвовали сотни тысяч человек. Масштаб работ хорошо понятен из докладной записки, поданной в те дни Иосифу Сталину.

На двух линиях обороны жители Москвы и Подмосковья построили: «противотанковых рвов — 361 км, эскарпов — 336 км, надолб — 105 км, пушечных дотов — 571 шт., пулемётных дотов и дзотов — 3755 шт., проволочных заграждений — 611 км. В лесах Московской области вокруг города Москвы устроены лесные завалы протяжением 1528 км»

20 октября газета «Красная звезда» опубликовала статью командующего гарнизоном столицы генерал-лейтенанта Павла Артемьева «На защиту Москвы». В ней говорилось: «… нужно быть готовыми к тому, что улицы Москвы могут стать местом жарких боёв, штыковых атак, рукопашных схваток с врагом.

Это значит, что каждая улица уже сейчас должна приобрести боевой облик, каждый дом должен стать укреплением, каждое окно — огневой точкой и каждый житель Москвы — солдатом». Это в полной мере относилось и к городам Подмосковья, не исключая и Загорска.

Уже к началу ноября фронт проходил всего в 35-40 километрах от нашего города — по сегодняшним меркам совсем рядом, на машине всего полчаса, а то и меньше. Ожесточённые бои шли уже под Дмитровым и Яхромой. К Загорску время от времени прорывались немецкие самолёты, бомбившие вокзал, железнодорожные пути и пытавшиеся уничтожить столь важный хотьковский мост.

Свои корпуса покинули недавно созданные крупные промышленные предприятия: ЗОМЗ и ЗЭМЗ. Вместе со станками, оборудованием и работниками в товарных вагонах они отбыли на восток, в Томск и Вятские Поляны. И по прибытии сразу же, с колёс, организовали производство военной продукции.

В связи с приближением фронта в Загорске был создан городской комитет обороны. В его состав вошли секретарь местного комитета ВКП(б) И. Я. Черногоров (председатель), руководитель горисполкома Н. А. Бочков, начальник местного отдела НКВД А. И. Скороходов.

В распоряжение коменданта города Зайко (увы, инициалы неизвестны) были переданы войска НКВД, милиции и добровольческие рабочие отряды. Тогда же начал работу штаб обороны города под руководством тов. Федюнина. Как и в Москве, у нас вводился комендантский час. В постановлении об этом говорилось:

«1. Коменданту города тов. Зайко установить строжайший контроль за прохождением через Загорск военнослужащих и гражданского населения, для чего с 26 октября с. г. распоряжением коменданта в городе установить патрулирование, регулировку движения и заслон на основных магистралях.

2. Движение граждан, военнослужащих и всех видов транспорта с 23 часов до 5 часов утра с 26 октября с .г. в черте города запретить.

3. Коменданту города установить с 26 октября маршруты следования и пункты остановок проходящих через Загорск людских эшелонов, всех видов транспорта и гуртов скота. Запретить остановки на центральных улицах и площадях.

4. Размещение воинских частей и эвакуированных граждан в пределах города производить только распоряжением коменданта города. Размещение эвакуированного гражданского населения производить на срок не более 24 часов.

5. Коменданту города своей властью лиц, не выполняющих настоящего постановления и правил МПВО (местной противовоздушной обороны. — Ред.) привлекать к ответственности по законам военного времени».

К обороне готовились по-настоящему. С 28 октября для этих целей в городе была введена обязательная трудовая повинность и начали формироваться добровольческие рабочие отряды. Они рыли противотанковые рвы и устраивали в окрестных лесах завалы, спиливая деревья на высоте около метра и сваливая их крест-накрест в сторону противника. Эти задачи отдельным пунктом упоминались в постановлении Государственного комитета обороны «О лесных завалах»: «Для обеспечения северного и южного флангов обороны гор. Москвы создать завалы с севера по линии Алешино — Загорск — Александров; с юга Коломна — Сасово». При этом жизнь в городе била ключом.

Загорск стал одним из важных центров обороны северного Подмосковья. День и ночь сквозь город по железным и автомобильным дорогам проходили колонны с техникой и солдатами. На станцию прибывали эшелоны с ранеными, которых размещали в госпиталях на территории Лавры, на улице Кирова, в Птицеграде, Абрамцеве. В нашем городе формировалась 1-я Ударная армия

Обстановка была крайне напряжённой и тревожной, но и гражданская жизнь отнюдь не замирала: работали школы, больницы, детские сады, рынок, столовые, магазины и даже городской кинотеатр. Характерной приметой времени стали очереди за хлебом. Рабочие по карточкам получали 800 граммов, служащие — 600 и иждивенцы — 400 граммов.

Оставшиеся в городе предприятия полностью перешли на выпуск военной продукции. Трикотажная фабрика и швейные артели шили для солдат тёплые вещи, бельё, маскхалаты, телогрейки. На «Звёздочке» делали дымовые шашки, в мебельных мастерских у вокзала — приклады для ППШ, на механическом заводе на Нижнёвке (в этом здании сейчас ДОСААФ) отливали корпуса гранат. 

Вероятность захвата Загорска врагом совершенно не исключалась, город готовился к уличным боям и борьбе в подполье. В окрестных лесах (например, Черниговском) были созданы и замаскированы склады продовольствия, вырыты землянки.

В районе Константинова и Хотькова сформированы два партизанских отряда и от их имени на случай оккупации города даже отпечатаны листовки. Золотые купола Лавры, увы, служили для вражеских самолётов неплохим ориентиром. Последовал приказ МПВО убрать их в кратчайший срок, ставился даже вопрос о применении взрывчатки.

К счастью, этого удалось избежать. Пятеро работавших в Лавре студентов-архитекторов, включая будущего знаменитого реставратора Виктора Балдина, менее чем за неделю провели высотную операцию и полностью закрасили тёмной краской купола Троицкого, Успенского соборов и колокольни.

Газета «Вперёд» продолжала выходить в те дни. Выпуски печатались ежедневно на двух полосах, небольшая редакция трудилась не покладая рук. В газете размещались как местные новости, так и сводки с фронта, разнообразные распоряжения и документы, патриотические призывы и лозунги. Например, такие:

— Отомстим немецко-фашистским мерзавцам за разграбление и разорение наших городов и сёл, за насилие над женщинами и детьми! Кровь за кровь! Смерть за смерть!

— Смерть гитлеровским кровавым собакам, стремящимся поработить и ограбить народы Советского Союза!

— Да здравствуют Соединённые Штаты Америки, поддерживающие Великобританию, Советский Союз и другие свободолюбивые народы в их справедливой борьбе против немецко-фашистских захватчиков!

 Жители тоже высказывались в письмах: «Этой фашистской гитлеровской орде конец будет! Мы их сомнём, развеем, как пепел!»

Формирование 1-й Ударной армии началось в нашем городе в конце ноября 1941-го. К этому времени обстановка на фронте обострилась: пали Клин и Солнечногорск, сражения шли в окрестностях Дмитрова. 28 ноября немецкие диверсанты, переодевшись в советскую форму, сняли охрану на мосту через канал «Москва-Волга», захватили мост и позволили своим войскам переправиться на восточный берег. Здесь, на высотах между Перемиловым и Семашками, завязались ожесточённые бои.  

Нельзя не отметить личность командующего 1-й Ударной армией Василия Ивановича Кузнецова, памятник которому сегодня установлен в Сергиевом Посаде на бульваре его же имени. Командарм прошёл всю войну, проделав путь от Москвы и Загорска до Берлина. В мае 1945 года войска 3-й Ударной армии под его командованием водрузили над Рейхстагом Знамя

Победы Командующему 1-й Ударной армией генерал-лейтенанту Василию Кузнецову ночью позвонил Сталин. Последовал приказ: немедленно выдвигать войска для нанесения контрудара и вытеснения противника обратно за канал. Бойцов срочно подняли по тревоге и уже к двум часам дня после марш-броска они вступили в бой. Атака с ходу была успешной, наши части перехватили инициативу и к утру следующего дня разгромили группировку противника. Это была первая победа 1-й Ударной армии. Угроза захвата Загорска миновала.

От Советского информбюро «…6 декабря 1941 года войска нашего Западного фронта, измотав противника в предшествующих боях, перешли в контрнаступление против его ударных фланговых группировок. В результате начатого наступления обе эти группировки разбиты и поспешно отходят, бросая технику, вооружение и неся огромные потери…»

В ходе Московской битвы немецкие войска потерпели значимое и явное поражение, первое во Второй мировой войне. Это имело важнейшее психологическое значение не только для СССР — для всего мира. К апрелю 1942 года фронт был отодвинут на 100-250 километров от столицы. Полностью освобождены Московская, Рязанская и Тульская области, многие районы Калининской, Орловской и Смоленской областей. Но до окончательной Победы было ещё очень далеко…

Потери обеих сторон были огромны. В ходе Московской битвы враг оставил на полях сражений убитыми, ранеными и пропавшими без вести более 500 тысяч человек, 1,3 тысячи танков, 2,5 тысячи орудий и другой техники. Безвозвратные потери советских войск составили 936 644 человека, санитарные — 898 689 человек

Александр ГИРЛИН

Газета "Вперёд"

Поделиться:

Добавить комментарий

Текст комментария:

Последние материалы